Зуб за зуб (дело об ошибках стоматологов)

 

Часть 1. Пролог.

Обычная консультация. Стандартные вопросы про дела автогражданские. В завершении разговора человек сетует, мол, жену в больницу положили; кажется, ее неправильно пролечили.
Ситуация вроде бы стандартная: выпала старая пломба и супруга клиента пошла в ближайший стоматологический кабинет. Им оказался — стоматологический кабинет «Жемчужина», расположенный по адресу: г. Саратов, ул. Тульская, д. 16.

Зуб распломбировали и поставили новую пломбу. Лечащий врач - Полосухина Н.А. Спустя 2 месяца, казалось бы пролеченный зуб, почему то воспалился. Дама обращается к тем же специалистам, ведь они даже гарантийный талон выдали после лечения. Врач Парфенюк Г.В. посмотрел, обезболил, что то надрезал, удалил гной и отправил домой, сказав – приходите завтра.

«Завтра» воспалился уже не только зуб и щека, но и опухло все лицо. Опять пошли к эскулапу. На этот раз «вскрытие» прошло менее удачно. В медицинской карте Парфенюк Г.В. указал: «достичь гемостаза не удалось, рекомендовало обращение в 9 ГКБ». Если переводить с врачевательного на русский, это означает, что врач полез в воспаленный зуб, оттуда начала «бежать» кровь. Он не смог с этим справиться и сказал – поезжайте в больницу.

Благо дело, супруг был рядом на машине и подъехал за женой. А дорога была не близкой. Стоматологический кабинет располагается в Заводском районе, а ехать следовало в 9 ГКБ, что на ул. Б. Горной. Кровотечение не прекращалось всю дорогу, справлялись ватными тампонами. Как только супруги переступили порог регистратуры лечебного учреждения, женщина потеряла сознание. Вероятно, это случалось от потери крови. Через несколько часов была сделала операция по удалению зуба и гнойных образований.
Общий срок госпитализации пациентки составил 7 дней.


Часть 2. А не пошли бы вы ... в суд!!!

Вопросы к частнопрактикующим докторам возникли еще в тот момент, пока их пациентка находилась в стационаре. Супруг обратился в стоматологический кабинет «Жемчужина» и ему, на удивление быстро, предоставили возможность откопировать медицинскую карточку жены.

С этого момента вопросы к врачевателям появились не только у супруга, но и у юриста! После беглого штудирования «матчасти» по стоматологии и консультации с несколькими специалистами выявился ряд ошибок, которые допустили доктора.

Супруг войны не хотел. Юрист очередной войны с врачами опасался...
Поэтому, было решено пойти к директору стоматологического кабинета и по-хорошему объяснить свою позицию, попросив минимальную компенсацию.
Однако даже такой вариант был отвергнут руководством клиники незамедлительно.

Удивительным представляется тот факт, что сама клиника проблему не увидела: ни тогда, когда супруг знакомился с карточкой; ни тогда, когда он принес претензию.
Более того, косяки в своей работе в клинике не смогли установить даже тогда, когда клиент уже обратился в суд и они представили в материалы дела медицинскую карточку в первоначальном виде — именно в том варианте, с которым знакомился супруг пострадавшей при первоначальном обращении.
Ровно такие же фотокопии медицинской карты были изготовлены представителем, когда карта уже была приобщена к материалам дела.

Настроение у представителя клиники испортилось, когда до них донесли все претензии в аргументированном виде. А случилось это лишь в день назначения судебно-медицинской экспертизы:

1. Лечебно-тактические ошибки врача Полосухиной Н.В. при осуществлении лечения зуба 16 — ненадлежащая подготовка канала зуба № 16, неосуществление лечения канала зуба № 16, установка штифта в зуб № 16 при неполностью распломбированном щечном канале; осуществление медицинского вмешательства без согласия пациента;

2. Лечебно-тактические ошибки врача Парфенюк Г.В. при осуществлении лечебных мероприятий – отсутствие назначения антибактериального лечения при установлении диагноза острый гнойный периостит; осуществление хирургического вмешательства без согласия пациента;

3. Организационные ошибки лечебного учреждения: врач Парфенюк Г.В. не вправе осуществлять хирургическое вмешательство, в связи с наличие диплома, позволяющего работать исключительно по направлению «стоматология общей практики». Для осуществления хирургических вмешательств у врача стоматолога должен быть сертификат по направлению «стоматология хирургическая». Как уже упоминалось, при повторном обращении пострадавшей в клинику «Жемчужина», врач Парфенюк Г.В. «обезболил и что то надрезал». На медицинском языке — врач осуществил хирургическую операцию, которая именуется «периостотомия».

Периостотомия - от греч. perí – около, вокру; ostéon – кость; tome – разрез, рассечение.
Периостотомия, или периостеотомия – это хирургическая операция по рассечению надкостницы (периоста) с частичным отслоением от кости. Периостотомия относится к зубосохраняющим операциям.

Показания для проведения периостотомии
Периостотомия проводится в случаях:


  • Для оттока гноя из очага воспалительного процесса

  • Рассечение надкостницы необходимо при флюсе, когда наблюдается ее воспаление с образованием гнойной опухоли.

  • Для создания доступа к кости челюсти.

  • Такая манипуляция может потребоваться при проведении синус лифтинга или костной пластики челюстей.

Рекомендации по уходу после проведения периостотомии.
После удаления гноя из воспалительного очага в месте разреза оставляется дренаж – кусок резинки в виде полоски. Использование дренажа позволяет вновь накопившемуся в надкостнице гною выйти наружу, а не откладываться в мягких тканях. После операции пациенту необходимо обеспечить покой, назначаются антибиотики. Для наиболее благополучного и скорого снятия припухлостей рекомендовано полоскание антисептическими растворами.

Источник - https://www.startsmile.ru/reference/glossary/45741/


4. Технические ошибки медицинского учреждения: нарушение порядка заполнения медицинской карты пациента.

5. Медицинский персонал ООО «СК «Жемчужина» не осуществил вызов скорой медицинской помощи, в нарушение правил, установленных действующим законодательством.


Часть 3. Подчистки, дописки, подделки.


После проведения судебно-медицинской экспертизы, представителю истца пришлось прибегать к редко применяемому способу защиты — заявлять о фальсификации материалов гражданского дела.


Дело в том, что в медицинской карте пациента были следующие записи в указанной последовательности:
1.    рукописная запись о манипуляциях и назначениях от 29 числа;
2.    рукописная запись о манипуляциях и назначениях от 30 числа;
3.    запись о манипуляциях и назначениях от 29 числа, выполненная на компьютере;
4.    запись о манипуляциях и назначениях от 30 числа, выполненная на компьютере;
5.    запись от 29 числа, выполненная на компьютере, следующего содержания:
«29.**.**** г. в связи с наличием острого воспалительного процесса, больной назначено: амоксиклав 1 табл. 500+125 мг каждые 12 ч в течение 5 дней, нимесил 2 раза в день при болях 3 дня, цетрин по 1 таб. 3 дня».

Сторона истца указала, что именно последняя запись № 5 была допечатана на оборотной стороне заполненного листа, на котором располагались записи № 3 и № 4. Вероятно, это было сделано уже после того, как медицинская карта поступила в суд либо судебным экспертам. Фотокопия первоначально листа с чистым оборотом и фотокопия допечанной страницы имеются в материалах дела.


Несмотря на вышеуказанные "телодвижения", судебно-медицинская экспертиза, тем не менее, установила следующее:


1.    При оказании стоматологической терапевтической помощи был ошибочно поставлен диагноз «Кариес депульпированного 16-го зуба».

2.    Эксперты установили, что лечение каналов 16-го зуба в ООО «СК «Жемчужина» не проводилось, осуществлено только расширение небного канала под анкерный штифт; лечение хронического фиброзного периодонтита в ООО «СК «Жемчужина» не осуществлялось; алгоритм лечения предполагал распломбирование медиально-щечного корневого канала 16-го зуба, его механическую и медикаментозную обработку, пломбирование до верхушечного отверстия, а только затем установку штифта для восстановления коронки зуба; терапия хронического периодонтита предполагает обработку и пломбирование корневых каналов, при необходимости проведение хирургического лечения.


Перевод с врачевательного на общечеловеческий: пациенту необходимо было не просто поставить пломбу, а пролечить, запломбировать каналы больного зуба. Необходимость пролечивания каналов была видна на снимке, сделанном в "Жемчужине" при первоначальном обращении. Но снимок прочли неправильно. Вместо лечения, в больной канал поставили штифт («подпорку» по пломбу) и запломбировали. Это и привело к тому, что спустя некоторое время больные, не пролеченные каналы воспалились, загноились и зуб пришлось удалять!



4. Стоматологическая хирургическая помощь оказывалась врачом, не имеющим права выполнения хирургических вмешательств, в том числе – выполнять периостотомию. Парфенюк Г.В. на момент выполнения медицинского вмешательства в отношении – 29.**.**** г. и 30.**.**** г. – имел сертификат по специальности «стоматология общей практики», не имел действующего сертификата «стоматология хирургическая».


5.    Медицинское, в том числе хирургическое вмешательство, осуществлялось без информированного согласия пациента.


Часть 4. Последняя попытка выплыть.


После судебной экспертизы, ответчик приглашает в качестве специалиста некое независимое лицо, которое работает в государственном медицинском учреждении ГАУЗ "Саратовская стоматологическая поликлиника № 3" .

Независимое лицо — стоматолог Сальникова Алла Александровна красиво рассказывает суду, что «... так как периостотомия не является высокоспециализированной медицинской помощью, то этот врач имел право ее проводить в рамках своей должности врача стоматолога общей практики, а не как в экспертном заключении написано...». На вопрос представителя истца «Парфенюк был вправе не назначать антибиотики?», стоматолог Сальникова Алла Александровна указала: «Вправе, да. Антибиотикотерапия на основании лечащего врача, лечащий врач принимает решение». Свидетельские показания зафиксированы на аудионосителе!

Таким образом, Сальникова А.А. опровергает заключение экспертов, которые было подготовлено, к слову сказать, тремя докторами медицинских наук (!!!).

Суд внимательно все слушает, записывает и объявляет перерыв в судебном заседании до следующего утра!
Представители клиники воспряли духом.

«Адвокаты» истца приуныли. На сон грядущий решили спросить у гугла, кто ж такая этот «специалист» Сальникова. Гугл встал на сторону справедливости и спокойно слил ответчиков с потрохами.

Действительно, Сальникова Алла Александровна работает заместителем главного врача по медицинской части ГАУЗ «Саратовская стоматологическая поликлиника № 3» (http://sarstomp3.medportal.saratov.gov.ru/contacts/), но одновременно с этим, она же является главным врачом в клиники ответчика - http://жемчужина164.рф/nash-kolektiv

На утро были назначены гонки по вертикали: истцам надлежало в 8 утра отфотографировать информацию о сотрудниках ответчика со стенда в клинике, затем распечатать цветные фотографии и привести их в суд к 9 утра.
Миссия была выполнена безупречно!
Фотографии были переданы в 8.57, а в 9.00 суд уже приступил к завершающей части судебных баталий.


Часть 5. Вердикт.


На утро перед залом судебного заседания появилась неожиданная фигура в синей форме – прокуратура.
Участие прокуратуры в гражданских делах, по общему правилу, сущая формальность.
Суды обязаны привлекать прокуратуру, когда рассматриваются дела, связанные с причинением вреда жизни или здоровью.

Наше дело, на первый взгляд было обычным потребительским спором. Но если посмотреть под другим углом, его можно рассматривать и как дело о вреде здоровью.

Видимо, раздумья на сон грядущий были не только у адвоката истца, но и у суда. Поэтому и возник у нас под занавес пьесы представитель в погонах.

Обычно такое лицо выполняет вспомогательную функцию для стороны истца. Крайне редко, но бывает, что прокуратура помогает не столько сторонам, сколько суду – принять определенное решение!

В заключительном заседании суду были вручены добытые доказательства – фотографии, подтверждающие место работы Сальниковой А.А., а также еще раз было высказано, что истец думает о работе ответчика!

Заключение прокуратуры о необходимости удовлетворить исковые требования окончательно рассеяло опасения.

Суд удалился в совещательную комнату и осталось только ожидать цифр.

Требование истца о компенсации морального вреда, причиненного в результате врачебной ошибки, было удовлетворено. Суд взыскал в пользу истца 60 тысяч рублей, а также расходы на оплату юридических услуг.
Суд признал, что ООО «Стоматологический кабинет «Жемчужина», расположенный по адресу: г. Саратов, ул. Тульская, д. 16, оказал некачественные медицинские услуги.

 

Снимок экрана с официального сайта стоматологического кабинета "Жемчужина" (проверка актуальности сведений - 15.07.2017 г.)
Снимок экрана с официального сайта стоматологического кабинета "Жемчужина" (проверка актуальности сведений - 15.07.2017 г.)

Оставить комментарий

Комментарии: 0